Детство, опаленное войной

заставка2Великая Отечественная война – слова, до боли знакомые всем в России. Ещё остались в живых ветераны, бойцы и командиры. Но есть ещё одна категория людей – те, кто во время войны были детьми. И по ним тоже прокатилась война своим железным катком. Этот период для большинства из них можно смело назвать – украденное детство. Здесь опубликованы воспоминания тех, детство которых пришлось на военные годы. Им за 70 и больше. Но память о пережитом живёт, и возникла потребность высказаться. Для детей, для внуков, чтобы знали, что пришлось пережить их родным.

Васильев ВВВасильев Василий Васильевич– 34 года преподавал физическую культуру в техникуме. Награждён медалями: «За освоение целинных и залежных земель» и «Ветеран труда», значком «Отличник среднего специального образования».

Из воспоминаний Василия Васильевича:
-В октябре 1941 года мать тяжело заболела, её увезли к старшей сестре в Москву. Отец ушёл на фронт, а нас с братом отправили в детский дом, который располагался в Переславль – Залесском. Недалеко от города- военный аэродром, из окон второго этажа были видны лучи прожекторов, однажды видел падающий сбитый самолет. Ранее работавшая фабрика киноплёнки была переоборудована в военную фабрику. Немцы изредка бомбили наш город. Одна из бомб попала в наш детский дом, много воспитанников погибло, но я остался жив.
Потом нас перевезли в местечко Кухмарь, там были, в основном, дети, вывезенные из Ленинграда по «Дороге жизни». Пока корпуса пионерского лагеря переоборудовали под жильё, нас поместили в землянки. В них имелись полы, дощатые кровати, на них – солома, было очень тепло. Столовая была на улице под навесом. Жили в таких условиях около месяца, до наступления холодов. Потом нас разместили по утеплённым корпусам. Директор детского дома Бородулина Ангелина Константиновна была для нас второй мамой, очень любила и заботилась о нас. Вместе с ней жили и двое её детей, муж погиб на фронте. Позднее в наш детский дом привезли детей из концентрационных лагерей Брянска и Калуги. Первые годы кормили плохо: чай несладкий и хлеб. Старшие ребята отбирали еду у младших детей и умирали от переедания и заворота кишок, а мы, младшие, выжили. Режим в детском доме был строгий. Каждое утро, в 6 часов тридцать минут, делали под аккордеон зарядку, занимались спортом. В школу ходили за 7 километров, зимой — на лыжах.

Смольникова А НСмольникова Анна Николаевна — труженица тыла, ветерана труда. С 1974 по 1989 год работала преподавателем литературы, методистом заочного отделения, воспитателем в общежитии, классным руководителем у техников-механиков.

Анна Николаевна вспоминает:
— В семье было пятеро детей, я старшая. О начале войны узнали от соседки Натальи Александровны. Помню, как папу вызвали в сельсовет. Мы, четверо детей, облепили его со всех сторон и не хотели отпускать на фронт, много и горько плакали. Из нашей деревни всех мужчин призвали на войну. Раз я была старшая, а мне было 12 лет, то большая часть работы по хозяйству ложилась на меня. Осталось без отца большое хозяйство: корова, телёнок, куры. Надо было их кормить, заготавливать сено. Самое трудное время – это заготовить сена на корову. Косили с мамой ночами в самых плохих сенокосах. Сено снашивали ношами на себе, но свое хозяйство спасало нас от голода. Помню, в школу мама давала пирожки, один на день. В школу ходили за 7 километров пешком, но неделю жили мы у знакомых на квартире, интернатов не было. Видела, что вместе с нами, детьми, голодали и учителя. Все лета дети в деревне работали, помогали по хозяйству, ходили в лес, заготовляли на зиму грибы и ягоды, ранней весной собирали сосновый сок, на огороде выращивали картофель, капусту, сеяли зерно, жали зерновые вручную, а потом на лошади везли на мельницу и получали муку. Было трудно и тяжело, но трудились в то время в деревне все от мала до велика. Приходили письма с фронта от папы. В 1943 году папа погиб и похоронен в Ивановской области в городе Владимире.

Гугнин Е.АГугнин Евгений Александрович – работал в техникуме заместителем директора по административно-хозяйственной части.

Из воспоминаний Гугнина Евгения Александровича:
В 1941 года мне было около двух с половиной лет, и, конечно, начало войны я не помню. В течение всей войны я ходил в детский сад. Помню, что нам варили, особенно весной и летом, суп из щавеля, лебеды, крапивы. Сам город Онега Архангельской области, где я жил, для немцев, наверное, не представлял особого интереса, а вот в двадцати пяти километрах от города проходила железная дорога Вологда — Мурманск и через реку Онега был большой железнодорожный мост, который в течение всей войны пытались разбомбить немцы. Поэтому мост охраняли зенитные батареи. В городе тоже было несколько зенитных батарей и полевой аэродром. Сейчас на нём базируются самолеты пожарной авиации, а в то время стояла лётная часть. В конце 43-го или в начале 1944 года был сбит над городом немецкий самолет, и мы несколько ребятишек сбежали из садика, смотреть на место падения. Помню, как через город шли на фронт военные обозы из лошадей и оленьих упряжек. Обозными были, в основном, гражданские лица. В городе было три госпиталя. Мы, дети старшей группы детского сада, выступали перед ранеными. Как сейчас помню их: кто сидит на койке, весь забинтованный, а у некоторых — на глазах слезы, наверное, вспоминали своих детей.
В городе был единственный кинотеатр, где мама работала кассиром. Порядок около кассы всегда наводил военный патруль. В возрасте пяти лет у меня на горле появилось уплотнение, и мама обратилась к главному врачу госпиталя за медицинской помощью, мне сделали операцию. Несколько дней я лежал в одной палате с ранеными офицерами, они угощали меня очень горячим и сладким чаем с печеньем. Для меня это было деликатесом. После войны в Онеге было много военнопленных немцев, они работали на лесоповале, на лесозаводе. После пожара 1946 году на лесозаводе военных немцев из Онеги куда-то увезли.

Щемелев Юрий ИннокентьевичЩемелёв Юрий Иннокентьевич — директор сельскохозяйственного техникума, житель блокадного Ленинграда.

Юрий Иннокентьевич вспоминает:
-Во время войны мне было четыре года. Я помню, когда мама провожала моего отца на фронт, мы с братом бежали за ним и плакали. Мама работала на фабрике «Веретено», целыми днями мы были предоставлены сами себе, голодные, раздетые, беспризорные. Во время бомбёжек мама дважды нас теряла и находила в детском доме. Война отняла у нас детство. Нам, малышам, вместе с мамой приходилось стоять в очередях за хлебными карточкам. Никаких сладостей мы не видели. Одевались плохо.
Мой отец Иннокентий Иванович погиб под станцией Мга в самом начале войны, он был машинистом паровоза, состав которого попал под бомбёжку немецкой авиации. Я еще помню, как плакала мама, когда получила известие о гибели нашего отца, ей пришлось одной воспитывать двух маленьких детей. После прорыва блокады мама увезла нас с братом в посёлок Молочное Вологодской области.

Старюк Маргарита АлексеевнаСтарюк Маргарита Алексеевна — преподаватель иностранного языка в техникуме.

Из воспоминаний Маргариты Алексеевны:
Жили мы в городе Сокол Вологодской области. В 1941 году я пошла в первый класс школы. В последующих классах стала участвовать в художественной самодеятельности. Мы выступали в госпиталях, раненые были рады нам. Вспоминаются каждодневные объявления по радио: «Воздушная тревога, воздушная тревога» и картошка в мундире. В школе каждый день выдавали по пятьдесят граммов хлеба. Летом, в каникулы, мы ходили за этим пайком-кусочком хлеба каждый день в школу, а школа была далеко.
В городе был лагерь военнопленных немцев. Мой папа после возвращения с войны работал в этом лагере. Однажды он пригласил трёх немцев домой делать ремонт. Один из немцев стал общаться со мной, показал мне семейные фотокарточки, которые достал из кармана пиджака. Помню, что все немцы мне понравились.
Моя мама бала портнихой, работала в швейной промышленности, часто заказы приносила домой. Обращались к ней с заказами жёны разных начальников. От работы шила военные гимнастёрки и брюки-галифе. Благодаря непосильному труду мамы мы не голодали.

Биричевская Н ИБиричевская Нина Ивановна – преподаватель математики, относится к категории «Дети войны». Память о детских годах сопровождает её всю жизнь.

Нина Ивановна вспоминает:
— Мои родители: папа- Жилин Иван Яковлевич и мама- Жилина Валентина Ивановна в годы войны работали на Великоустюгском судостроительно-судоремонтном заводе, который был объявлен на военном положении: выпускали мины и другое оборудование для фронта. Папа непосредственно выпускал военную продукцию, так как он работал в литейном цехе, а мама работала на контроле качества выпускаемой продукции. В трудовой книжке моего отца написано: «За выдающиеся достижения по выпуску продукции для нужд фронта за ноябрь месяц премировать деньгами в размере 300 рублей». Приказ № 316 от 31 декабря 1942 года. «За выдающиеся достижения по выпуску продукции для нужд фронта премировать деньгами в размере 350 рублей». Приказ № 280 от 24 января 1943 года. Таких записей в книжке много. Папа и мама награждены медалями «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов».
Я помню, что мы с братом Юрием очень часто находились на круглосуточном содержании в заводском детском саде № 8, который существует и сейчас. Родители часто не приходили домой ночевать, работали сутками. Так поступали большинство людей того времени, так требовала обстановка на фронте.
Очень хорошо помню воспитателей: Старковскую Елизавету Васильевну, Лапину Зою Николаевну, которая часто нам пела песню «Соловьи, соловьи не тревожьте солдат…», пшённую кашу, которую мы поедали с большим аппетитом, портрет Сталина на стене в зале. Помню, что нам всем каждый день давали по ложке рыбьего жира. Всю жизнь я помню вкус мятных пряников и помадку, которые нами приносили иногда мама и папа. Им выдавали по карточкам на заводе. В детском саду и дома замирали с волнением, когда диктор Левитан читал сводки с фронта, иногда печальные, а больше, радостные, о победах наших войск. Радио в виде «черной тарелки» висело в каждом доме, и мы все, большие и маленькие, с надеждой смотрели на него и слушали, а рядом висела большая карта нашей страны, и папа отмечал красными звездочками города, которые были освобождены от врагов. Это до конца войны всегда отмечалось. Это я отлично помню.
9 мая 1945 года! Помню, что все радовались, родители раньше пришли с работы. Были и печали. Погиб брат моей мамы Буренков Николай Иванович. В других семьях тоже были утраты. В общем, действительно была радость со слезами на глазах.
Трудности, которые пришлось испытать в детстве, помогли нам во всей дальнейшей жизни остаться организованными, чуткими, внимательными на всю жизнь.

Головина  М АГоловина Милитина Александровна – 35 лет преподаватель дисциплин по специальности «Зоотехния». Ветеран труда, Заслуженный учитель школы Российской Федерации.

Из воспоминаний Милитины Александровны:
Моя родина — деревня Колотилово Вологодского района. В семье я была пятым ребенком. Отец — Тованов Александр Иванович — пропал без вести в годы Великой Отечественной войны. Мать — Тованова Наталья Николаевна — работала в колхозе, воспитывала нас одна. Жили трудно, тяжёлые ручные работы научились выполнять с малых лет. Выжили благодаря заботе, трудолюбию мамы и своему личному хозяйству. В семье имели свои обязанности, выполняли их беспрекословно и вовремя. Имели надел земли — 40 соток. Примерно половина усадьбы была выделена под сенокос, много выращивали картофеля, овощей. На зиму засаливали бочку огурцов, квасили капусту тоже в очень большой бочке, высотой со стол. Шинковали капусту ножами всей семьёй, прямо на столе, получалось весело и дружно. Спасала корова, не зря корову называют кормилицей. Корову держали постоянно, но большую часть молока приходилось продавать, на вырученные деньги покупали хлеб и что-нибудь из обуви и одежды. Прокормить корову было непросто, сено для личного хозяйства разрешали заготавливать только глубокой осенью, причем не на угодьях, а в низких заболоченных местах, среди кочек. Поэтому часть усадьбы и оставляли под сенокос. Кроме того, следовало сдавать государственный продовольственный налог: молоко, мясо, яйца, шерсть. С трёх лет я оставалась дома одна, игрушек не было. Моим другом и товарищем был кот Потап. Мама работала в колхозе от зари до зари, а платили трудоднями – «палочками». На трудодень давали зерно. Зерно досушивали дома на русской печи, затем его размалывали на муку, добавляя макушку — головку высушенного клевера, — и пекли хлеб.

Елфимов Ю ПЕлфимов Юрий Павлович – преподаватель физики в техникуме.

Юрий Павлович вспоминает:
— Родился в 1942 году. Из рассказов родителей и родных, знаю, что все жили плохо, не было продуктов питания, поэтому старались выращивать больше овощей, раскапывали пустующую землю под картофель около судоремонтного завода (жил я в то время на улице Максима Горького), потом собирали урожай и везли его домой на тележке. Ловили в реке рыбу, заготавливали её на зиму, это как-то спасало от голода, использовали в пищу крапиву, щавель, вообще все, что было съестным. Также ходили по деревням и обменивали полотенца, предметы домашней утвари на крупу, муку, хлеб.
Когда пошёл в школу, не хватало учебников; одежда перешивалась из родительской. Чтобы выучить домашнее задание, обменивались учебниками с друзьями, жившими на одной улице (нас было четверо школьных друзей). Но старались учиться хорошо, с желанием.
В послевоенные годы помню большие очереди в магазин за хлебом, мукой, сахарным песком, стояли и ночью, чтобы не потерять очередь.

Губина М ВГубина (Корзина) Минна Васильевна — выпускница агрономического отделения. С 1963 по 1988 год работала в техникуме секретарем заочного отделения. Награждена медалями: «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны» и «Ветеран труда».

Из воспоминаний Минны Васильевны:
Родилась 2 августа 1929 года в деревне Пепелье Нюксенского района Вологодской области. В 1936 году семья переехала в г. Великий Устюг.
Семья была многодетной: мать — Клавдия Ивановна, отец- Василий Дмитриевич, бабушка (по линии отца) и семеро детей — 2 брата и 5 сестер. Младшая сестра родилась в марте 1941 года, когда отец уже был на фронте. В действующую армию его призвали в декабре 1941 года в возрасте 40 лет. Папа был ранен в правую руку, но до конца войны служил при штабе писарем.
В военные годы жизнь в тылу была очень трудной. С первых дней войны для людей, заменивших мужчин, ушедших на фронт, стал главным лозунг: “Всё для фронта, всё для победы”. Женщины и подростки стали главной трудовой силой и в городе, и в деревне. Ведь для фронтовиков и для рабочих нужен был хлеб. Школьники, а нам было в те годы по 11- 12 лет, помогали взрослым вырастить и убрать урожай. Трудились в колхозе “Строитель” во время каникул на сельскохозяйственных работах: пропалывали посевы, заготавливали корма для животных, убирали овощи, картофель, лён.
Большая проблема была с отоплением квартиры, дрова приходилось заготавливать самим, их привозили из леса (со стороны нынешнего здания железнодорожного вокзала) на санках. Истопим их и снова идём в лес на заготовки. Всё это делали ночами, чтобы не заметили лесники.
Голодное было время. На хлебные пайки выдавали: 500 — маме; 250 — бабушке и по 300 граммов на детей. На работе маме выписывали дробину — это было дополнение к хлебу. Бабушка измельчала дробину на мясорубке, делала лепёшки, которыми мы макали в воду с растолчённым чесноком. Летом ходили в поля собирать спороносные колоски хвоща полевого, готовили из них лепёшки. Головки клевера красного на колхозных полях не разрешали собирать, так как их агроном оставлял на семейные цели для будущего посева, а они были очень сладкие и вкусные. Горох с поля тоже нельзя было брать, а то накажут. Все поля в колхозе охранялись сторожами — “объездчиками”.

Обработка персональных данных осуществлена на основании согласия обучающегося на обработку его персональных данных в соответствии со ст. 8 ФЗ от 27.07.2006 № 152-ФЗ "О персональных данных".